На главную страницу
Форум txt.version   



Статья :: 2. Копирайт должен быть разрушен: случай Чернова/Сорокина : Сергей Кузнецов

2. Копирайт должен быть разрушен: случай Чернова/Сорокина

Дело о появлении в Сети романа Сорокина «Голубое сало» стало самым громким копирайтным делом в истории Рунета — может быть, вообще самым громким интернет-скандалом неполитического свойства (в области политики первое место заслуженно отходит Глебу Павловскому, опубликовавшему на выборах 1999–2000 года результаты exit polls). Я писал о нем так много, что эта глава состоит из целых трех статей, написанных по мере развития событий.

Запутавшиеся в сетях

Время МН, июль 1999 г.

Роман, атакующий институт авторства, стал в русском Интернете причиной самого крупного скандала, связанного с проблемой копирайта.

Когда много лет назад первые энтузиасты стали выкладывать в Интернет чужие литературные тексты, внесетевая общественность предсказывала скандалы и судебные разбирательства. Но все проходило на изумление мирно. Постепенно была выработана юридически сомнительная, но устраивающая всех конвенция: текст кладут на Сеть, и если автор возражает — снимают. Если не возражает — текст остается в открытом доступе. Многие авторы, узнав, что их текст доступен по Сети, дают свое согласие на его существование в таком виде — Борис Стругацкий, Виктор Пелевин и другие.

Были случаи, когда авторы сначала возражали против электронной публикации, но потом признавали ее правомочность (так случилось с Владимиром Войновичем). Вероятно, писатели начинают понимать, что число людей, готовых читать многостраничный роман в Интернете, меньше числа тех, кто, прочитав первые двадцать страниц, решают, что это круто, и идут покупать книгу в магазин (в том числе в электронный). Иными словами, рекламный эффект превышает потери от возможных «бесплатных» читателей.

Первый крупный скандал случился на прошлой неделе — и, возможно, его скандальность во многом объяснялась составом действующих лиц.

Со стороны Сети выступал Андрей Чернов — один из отцов-основателей русского Интернета, разработчик кодировки КОИ-8, в которой по сей день пишется 9096 всех русских писем, участник множества международных программистских проектов. Но в данной истории важнее гуманитарный аспект его деятельности: Чернов известен как создатель первой русской страницы Алистера Кроули, генератора текстов «Робот Сергей Дацюк™», собрания японских рисунков хентаи-аниме и множества других ресурсов. В данном случае он выложил на Сеть отсканированный и вычитанный текст романа Владимира Сорокина «Голубое сало», ранее опубликованный в издательстве «Ad Marginem».

Со стороны несетевого (или, как принято его называть в Интернете, «реального») мира выступил директор издательства Александр Иванов и сам Владимир Сорокин. Посредником между двумя мирами стал известный критик Вячеслав Курицын, последние полгода ведущий несколько сетевых проектов.

Узнав о появлении «Голубого сала» в Сети, Курицын послал Чернову письмо: «Не хочу наезжать на вас — и цель ваша блага, и в Сети так принято и т. д. Но не кажется ли вам, что пора как-то переламывать эту традицию? Может быть, нам всем пора осваивать какие-то более цивилизованные нормы обращения с текстами?» Чернов, известный своими резкими выпадами, на этот раз ответил вежливо, но твердо: «Постепенно и под влиянием многих факторов и соображений я пришел к выводу, что число копий любого материала в Сети не должно быть ничем ограничено».

По-настоящему страсти накалились после письма Александра Иванова, в котором он просил Чернова «удалить роман «Голубое сало» с его сайта, либо согласовать его публикацию с концерном SAAB (Швеция), которая предоставит автомобили, на которых с Вами приедут разбираться». Подобное заявление, которое с трудом можно представить в бумажной переписке «интеллигентных людей», вызвало всплеск эмоций. Чернов написал резкий ответ Иванову («Я жду ваших извинений… до той поры я считаю вас за бандитов, а никаких переговоров с бандитами я не веду») и опубликовал всю переписку в Сети, вызвав поток писем «за» и «против», выдержанных в традиционно резких выражениях. Иванов ответил в еще более вызывающем тоне «Будь здоров, дорогой Чернов, и спи спокойно, но помни, что твой размер — это твой размер, а размер Сорокина — его. Не путай их, дружок», — а в какой-то момент к дискуссии подключается сам Сорокин, написавший:

«История с Черновым малоприятна. Я дал право Славе Курицыну и «Ад Маргинем» подвесить ТОЛЬКО куски «Голубого сала». Правом на подвеску и провяливание ВСЕЙ туши не обладает никто. (…) Чернов поступил не как благородный ван. Следовательно, обходиться с ним надо соответственно, рипс лаовай».

Но даже тут Чернов отказался снять текст, выдвинув несколько объяснений. Во-первых, формально текст лежит не на его сервере, а где-то в Штатах. У него стоит только ссылка, и потому снять текст он не может. Во-вторых, по российскому законодательству Интернет не является СМИ и, следовательно, выкладывание текста на Сеть можно и не считать публикацией. Он предлагает рассмотреть три несетевые модели: «чтение вслух», «библиотека» и «телефон». Характерно объяснение, как можно «напечатать» роман по телефону: «Я надиктовываю роман «Сало» на автоответчик и публикую в газете бесплатных объявлений свой телефон. Во всех случаях ни согласия автора, ни согласия издателя не требуется». Отметим, что все эти случаи объединяет отсутствие коммерческой выгоды, — денег за телефонный звонок, чтение вслух или с Сети никто не берет. Проблема достаточно сложна, и в Америке сейчас вовсю идут судебные процессы вокруг формата МРЗ, позволяющего выкладывать на Сеть аудиозаписи в CD-качестве так, что за десять — пятнадцать минут любой может бесплатно скачать понравившуюся песню.

Что касается доводов морального порядка («автор же просил…»), то Чернов парирует их эзотерическим доводом о том, что текст не принадлежит автору, а продиктован некими высшими силами через его, автора, посредство. Интересно, что этот тезис ровно настолько же постмодернистский, насколько эзотерический: утверждения о «смерти автора» стали общим местом постмодернистского дискурса несколько десятилетий назад. Особую иронию можно увидеть в том, что на позиции «охранителей» оказались директор издательства, последовательно пропагандирующего постмодернизми деконструкцию, критик-постмодернист Курицын и писатель-постмодернист Сорокин, в романе, который стал камнем преткновения, как раз атакующий институт авторства, приводя написанные им тексты «клонов» великих русских писателей.

Странно читать текст Курицына, в котором он пишет: «Когда метафизическое авторство умирает, остается авторство юридическое». На мой взгляд, подобное юридическое право, существующее в отсутствие права метафизического, — реликт, нуждающийся в скорейшем корректировании. Настаивать на нем — все равно что вводить законодательные запреты на адюльтер при сохранении светского характера брака. Отмена метафизической составляющей брака автоматически снимает вопрос о побивании камнями неверных — хотя, конечно, вовсе не оправдывает измену. Просто из нормативной области эти дела переходят в область этическую. Можно сказать, что мне симпатичней люди, не изменяющие супругам, и те, кто спрашивает согласия автора на публикацию, но в любом случае это будет мое личное мнение. Не больше и не меньше.

Случившееся — еще один пример того, как Сеть с ее постмодернистски промежуточным юридическим статусом и виртуальностью, давно ставшей нормой жизни, бросает вызов теоретикам «реального мира». Пока юристы решают свои проблемы, мы видим, что представители гуманитарной интеллигенции оказываются не на высоте: во многом еще и потому, что они по привычке рассматривают Интернет как модную молодежную вещь. Между тем Сеть — иной, но взрослый мир, не только со своими законами, но и со своей табелью о рангах. И в этой табели о рангах Андрей Чернов намного значительнее Курицына, Иванова и Сорокина, вместе взятых. Цифра в двадцать тысяч читателей (суммарный тираж «Сала») меньше суммарного трафика самых популярных сайтов, а количество людей, пользующихся кодировкой КОИ-8, много больше количества людей, слышавших о существовании Сорокина.

Несмотря на резкость, Чернов имеет право написать: «Учить меня, что мне следует делать в Сети, а что нет, в свете того, что в т. ч. благодаря мне эта Сеть здесь и появилась, есть верх наглости. Люди едва умеют пользоваться Е-майлом, а уже хамят вовсю. (…) Со своими цивилизованными нормами идите в цивилизованную ж(..)у и стройте там себе отдельную цивилизованную Сеть. А тем временем в моей сети будут мои нормы и правила, которые рекомендую всем, кто еще не, выучить наизусть», — после чего дает ссылки на классические работы американских первопроходцев Сети, в которых они отстаивают право на свободу публикаций.

Это право в конце концов признал и «Ad Marginem», направив Андрею Чернову письмо с извинениями, в котором попытался представить все случившееся как часть спланированной издательством рекламной кампании. Я было подумал, что это больше похоже на попытку сделать хорошую мину при плохой игре, но узнал, что сетевой скандал вызвал заключение, по крайней мере, одного крупного оптового договора на покупку «Голубого сала». Так что первый скандал завершился ко всеобщему удовольствию. Довольный Чернов в ответ написал: «Приятно сознавать, что теперь мы с вами вместе против авторов с их «правами» и их приспешников, вообразивших, что распространение информации можно ограничить. Пусть же трепещут авторы, в недалекости своей полагающие, что им кто-то что-то должен, пусть же знают теперь, что гордое «Ad Marginem» не станет потакать их алчности и безумию.

Пусть трижды подумают, прежде чем сдавать вам свои тексты! Теперь вы гарантированы от попадания к вам коммерческих недоделок, а проституирующие авторы пусть помнят, что, если против них начнут объединяться читатели и издательства, — им несдобровать!»

Похоже, на этот раз Сеть обыграла «реальный мир» вчистую. Будем ждать следующего раунда.

Все материалы дискуссии доступны по адресу: http://nagual.pp.ru/~ache/texts/razborka.html

Приложение:

Subject: Game

Date: Mon, 28 Jun 1999 18:11:39 +0400

Уважаемый господин Чернов, московское издательство» АдМаргинем» выражает Вам свою искреннюю признательность за Ваше содействие в рекламной кампании по распространению второго тиража (10 000 экз.) книги Владимира Сорокина «Голубое сало». Мы благодарим Вас за Ваше конструктивное участие в совместном с нами создании «информационного повода» для второй, после выхода первого тиража, рекламной кампании в прессе, безусловно способствующей лучшей продаваемости книги и ее попаданию в многочисленные списки бестселлеров. Мы хотим принести Вам свои извинения за то, что Вы не были заранее предупреждены нами о Вашей роли в планировавшейся и успешно реализованной (во многом благодаря Вашей бескомпромиссной и искренней позиции в инсценированной «интернет-полемике») рекламной акции. Еще раз примите наши искренние извинения за тот вынужденно грубый тон разыгранной «полемики», которая велась нами от лица вымышленного персонажа — несуществующего в реальности «Александра Иванова».

С искренним уважением и благодарностью за помощь,

Татьяна Поспелова, главный редактор издательства «Ад Маргинем».

Теперь, когда читатель знаком с краткой сутью конфликта, настало время подробней представить действующих лиц. Их, собственно, трое, не считая Владимира Сорокина.

Итак, Андрей «ache» Чернов, чьи программистские заслуги отмечены выше. Я лучше знал его с другой стороны: до 1999 года он был соратником Вербицкого по антилиберальной и контркультурной деятельности в Рунете, а позже, рассорившись с Мишей по причинам скорее личным, чем идеологическим, продолжал свою деятельность независимо. На его сервере nagual.pp.ru хостилось множество проектов экстремистского и магического свойства, включая все того же Алистера Кроули и бесплатную коллекцию японских порнографических картинок хентаи аниме невероятной красоты и жестокости. Роман Чернова с Кроули продолжался долго (и, видимо, не закончился по сей день). В частности, они нашли друг друга с Митей Волчеком, опубликовавшим в «Митином журнале» несколько черновских переводов. Однимиз запомнившихся мне выступлений Чернова было помещение им в 1997 году объявления о наборе желающих на роль жертвы в сексуальных и магических экспериментах. Один из самых известных проектов Чернова — неоднократно упоминающийся им в ходе полемики о «Голубом сале» — это Робот Сергей Дацюк™, названный так в честь интернет-публициста Сергея Дацюка. Насколько я помню, все началось как вышучивание реального Дацюка — мол, его тексты выглядят так, словно их пишет робот-генератор текстов. Однако постепенно проект вышел далеко за рамки шутки, РоСД™ приобрел черты эзотерического ордена, а самому Роботу стали приписываться все когда-либо написанные тексты — не исключая, разумеется, пресловутого «Голубого сала».

Еще одним проектом, который обычно связывают с Черновым, был Егорий Простоспичкин, автор, якобы живущий в Германии. Он регулярно писал совершенно прекрасные эзотерически-магические тексты, которые вывешивались в Сети, а пару лет назад вышли в издательстве «Колонна». Неоднократно приходилось слышать, что Простоспичкин — это и есть Чернов, но я затрудняюсь опровергнуть или подтвердить этот факт.

Надо сказать, что репутация Чернова как кроулианца и мага заставляла меня избегать личных контактов с ним. Но однажды мне понадобилось настроить программу для чтения почты с сервера Академии наук под новый модем. Как я выяснил, программу написал Чернов, году в 1992-м, и работать с новым модемом она никак не хотела. С затаенным страхом я постучался к ache в аську, и он в течение часа пытался оказать мне техническую поддержку. Я был тронут.

Когда мы с Демой и Сашей Гагиным пытались сложить книжку по истории Рунета, я отослал Чернову ряд вопросов, на которые он ответил так блистательно, что интервью решено было сохранить в неприкосновенности, а не раздирать на части, как мы планировали поступать со всеми остальными материалами. Мне до сих пор жаль, что никто не увидел этого текста, и в приложении к этой главе я его публикую — правда, с небольшими сокращениями.

Слава Курицын в 1999 году был в Сети сравнительно новым человеком. Это, пожалуй, единственная область, в которой я сумел его опередить: потому что в остальном у меня всю жизнь было ощущение, что я иду по курицынским следам. Слава был одним из первых журналистов, писавших о постмодернизме; одним из первых стал планомерно окучивать глянцевые журналы; едва ли не первый в нашем поколении журналистов начал писать романы. Я занялся журналистикой на несколько лет позже его, но уже в середине девяностых мы часто делили полосу обзоров в глянце: он писал про книжки, а я — про кино. Возможно, поэтому «Сидоров» и «Петухов», придуманные Пелевиным как псевдонимы Саши Бло, метят в нас обоих.

Я всегда завидовал Курицыну, поскольку он успел поработать в газете «Сегодня». Мне кажется, что этой газете Рунет многим обязан — я говорю и о стиле публикаций, и об играх с виртуальными персонажами, такими, как Иван Даммов или Аделаида Метелкина. Курицынского голема звали Вацлава Птенц, и Слава как-то в беседе со мной сетовал, что полноценный персонаж у него не получился — все угадывают. Первую попытку привлечь авторов полосы «Искусство» в Сеть предпринял я, когда в 1998 году делал проект «Пегас Light» в «Русском журнале», — среди авторов, еженедельно писавших про культурные события, Славы почему-то не было, зато были Андрей Ковалев, Юля Бедерова и Борис Кузьминский, впоследствии возглавивший в «РЖ» «Круг чтения», а после нескольких лет перерыва — и весь журнал.

Так вот, неудивительно, что Курицын пришелся в Рунете ко двору. Он делал «Современную литературу с Вячеславом Курицыным» у Марата Гельмана, «Курицын-daily» в «Газете. ру» и даже «Курицын-fuckly» на Fuck.ru. В том, что я защищал Чернова, он, кажется, усмотрел форму дедовщины — мол, я защищаю ветеранов Рунета. Я же, в свою очередь, забыл, что тоже не сразу пришел к своей нынешней позиции по вопросу копирайта, и довольно жестко на Славу огрызался.

Кажется, со временем Слава немного пересмотрел свою позицию — но в любом случае, на наших личных отношениях эта перепалка не отразилась. Помню, впрочем, меня покоробило, что он написал мне в открытом письме: «…положа руку на сердце, а член на жопу…». Не то чтобы я стеснялся слова «член» или слова «жопа», но как-то в целом этот фрагмент мне казался более подходящим для переписки однополых любовников, чем для полемики коллег-журналистов достаточно традиционной ориентации. Может, впрочем, это было признание в любви, которого я не понял.

Проблема копирайта тем не менее действительно, как уже догадался читатель, достаточно сложна — и прежде всего потому, что существует много разных вещей, подразумеваемых под словом «копирайт». На одной стороне спектра находится позиция R1AA, которая считает, что без разрешения владельца авторских прав с произведением нельзя делать ничего. Музыку нельзя переписывать, а книгу — давать читать без соответствующей лицензии (книги, по счастью, RIAA не интересуют). Лучше всего, если пользователь будет покупать не экземпляр произведения, а разовое право на ознакомление: скажем, было бы здорово, если бы диски самоуничтожались после пяти прослушиваний. Ну и так далее. На противоположном конце — позиция, полностью отрицающая права автора: любой текст может быть подписан любым именем — например, Роботом Сергей Дацюк™, — а также произвольно изменен без согласования с изначальным автором. В столь радикальной форме антикопирайтный подход оказывается чистой провокацией и в реальной (и виртуальной) жизни почти не встречается. Вербицкий любит в связи с этим поминать ситуационистов, но сам Ги Дебор без восторга реагировал на то, что другие люди экспроприировали его идеи.

Обычно люди занимают одну из промежуточных позиций. Так, добавляется требование неизменности текста и указание имени автора, а также отсутствие коммерческой выгоды. Именно на этой позиции находятся большинство американских противников копирайта и именно к ней апеллируют три модели Чернова — «чтение вслух», «библиотека» и «телефон». Наиболее известен в Рунете подход Максима Мошкова, позволивший ему создать огромную онлайн-библиотеку, подобных которой зарубежный Интернет, похоже, не знает (наиболее близкий аналог — «Проект Гутенберг», но американское законодательство в области копирайта приводит к тому, что в нем фактически нет произведений последних ста лет). Подход Мошкова близок к идее соблюдения неимущественных прав: произведение выкладывается в Сеть по умолчанию и снимается по первому требованию автора.

Если угодно, подход Мошкова представляет собой компромисс между требованиями свободного использования в некоммерческих целях и неформализуемыми хорошими манерами: «В принципе мы считаем, что произведения должны распространяться в Сети свободно, но если автор не согласен, то мы, вздохнув, согласимся с ним».

Вернемся, впрочем, к моей статье. После ее публикации в «Независимой газете» Чернов написал мне письмо, в котором, в частности, указывал на некоторые неточности:

Эзотерические доводы выражают мою позицию, а не предназначены для парирования. Для парирования предназначено простое соображение, что ни автор, ни издательство, как бы они ни просили, не могут решать, кому я даю читать свои книжки. Напоминаю, что в соответствии с некоммерческими сетевыми нормами речь может идти лишь об испорченном тексте (такой претензии не прозвучало) или об отсутствии ссылки на источник (ссылка в тексте присутствует).

Нетрудно видеть, что Чернов объясняет здесь свою позицию по вопросу о копирайте: текст не должен быть искажен, и следует сослаться на источник. Требования неизменности имени автора Чернов незаметно убирает — ведь подлинным автором «Голубого сала» является «Робот Сергей Дацюк™», который, разумеется, является автором всего вообще. Об этом, впрочем, можно прочитать в интервью Чернова.

Чернов внес еще одно исправление: заявил, что никогда не выкладывал в Сеть текст «Голубого сала». В свете последующих событий эта мелкая деталь оказалась довольно важной, потому что через несколько месяцев Александр Иванов подал на Чернова в суд — видимо, отчаявшись наехать на него на SAABax.

Шесть вопросов перед судом

«Неофициальная Москва», осень 1999 г.

28 октября начнется судебный процесс, который без преувеличения можно назвать беспрецедентным. Издатель Александр Иванов и писатель Владимир Сорокин подали в суд на программиста и веб-мастера Андрея Чернова, на странице которого размещена ссылка на лежащий в Интернете текст романа Сорокина «Голубое сало». Они требуют от Чернова убрать ссылку и заплатить им около трех с половиной тысяч долларов компенсации.

История этого процесса началась несколько месяцев назад, когда в Сети появился текст романа «Голубое сало», выложенный туда без разрешения автора и издателя. В течение нескольких недель происходил напряженный обмен мнениями, во время которого обсуждались юридические, философские и этические проблемы, порождаемые подобными действиями. Чернов, на странице которого стояла ссылка на текст романа, в ходе дискуссии резко выступил против приравнивания выкладывания текста в Сеть к публикации (предлагая модель «библиотеки») и против идеи авторского права вообще. Одновременно он несколько раз написал, что на его сервере нет и никогда не было текста романа «Голубое сало». Вся история вызвала множество откликов — в том числе в «Русском журнале», «Газете. ру», «Сегодня», «Независимой газете» и других электронных и бумажных СМИ. И вот в начале октября Александр Иванов подал в суд на Андрея Чернова, требуя от него убрать ссылку, принести публичные извинения и заплатить компенсацию.

Разбор этого случая грозит быть достаточно сложным, потому что на самом деле мы имеем дело не с одной проблемой, а с несколькими.

Первый вопрос (теоретический): является ли выкладывание текста на Сеть (называемое в просторечье «публикацией») собственно «публикацией» с юридической точки зрения? Поскольку Интернет в России юридически не считается СМИ, ответ на этот вопрос представляется далеко не очевидным.

Второй вопрос (финансовый): нанесла ли «публикация» «Сала» урон автору и издателю? Боюсь, что в данном случае ответ «нет»: сам Иванов неоднократно утверждал, что получил потрясающую рекламу, из-за которой продажи сильно повысились. Существует также письмо главного редактора издательства «Ад Маргинем», в котором Чернову высказана благодарность за помощь в рекламной кампании романа.

Кроме того, совершенно неверно утверждение, что «никто не будет покупать книгу, если в Сети есть текст»: читать с экрана очень неудобно (особенно текст типа и размера «Голубого сала»), а распечатка на принтере требует заметных затрат времени и материалов. В любом случае, проще взять книгу в библиотеке и отксерокопировать.

Третий вопрос (этический): хорошо ли выкладывать текст против воли автора? Ответ на этот вопрос тоже неочевиден. С одной стороны, мнение автора можно бы и уважить, с другой — никто не просит согласия автора на помещение его книг в библиотеку.

Четвертый вопрос (фактический): выкладывал ли Чернов когда-либо текст в Интернет, как утверждают истцы, или только дал ссылку, как утверждает он сам?

Пятый вопрос (юридический): допустима ли юридическая ответственность за ссылку? Мое мнение (совпадающее с нормами, принятыми на Западе): единственное требование к ссылке — ее текст должен описывать то, на что ссылаются (то есть ссылка «Голубое сало» не должна вести на «Войну и мир»). Возлагать юридическую ответственность на Чернова за то, что, воспользовавшись его ссылкой, пользователь Интернета получает доступ к незаконно опубликованному тексту, так же странно, как возлагать ответственность на автора статьи о рынке на «Горбушке» за то, что его читатель может поехать туда и купить контрафактную продукцию. Продолжая эту логику, можно привлечь авторов статей о рейдах милиции по задержанию наркодилеров в районе улицы Миклухо-Маклая по статье о распространении наркотиков.

Шестой вопрос (практический): каковы будут последствия в случае удовлетворения иска? Ответ: плачевны, прежде всего для тех, кто открыто выкладывает тексты с явного или молчаливого согласия автора. Например, любому автору книг, выложенных в огромной «Библиотеке Максима Мошкова» достаточно написать ему письмо, чтобы его книга была убрана из библиотеки (смотри вопрос номер три). Если же автор получит возможность вместо этого подать на Мошкова в суд, не приносящая ни цента прибыли библиотека тут же закроется. Пострадавшими окажутся и читатели, и авторы, лишившиеся бесплатной рекламы (отмечу, что, к примеру, коммерчески успешный Пелевин не возражает против выкладывания его текстов на Сеть). Я уже не говорю о том, что введение ответственности за ссылку может парализовать деятельность Интернета (даже на сайтах крупнейших западных СМИ типа Би-би-си стоит замечание, что они не несут ответственности за содержание страниц, на которые ссылаются).

Я оставляю в стороне философский вопрос о применимости авторского права в постмодернистскую эпоху «смерти автора» как явно слишком общий для данного конкретного случая. Надо, кстати, отметить, что именно теоретические высказывания Чернова на эту тему фигурируют в исковом заявлении («… у Сорокина никаких прав на его текст нет, он не может даже, оставаясь интеллектуально честным, утверждать, что именно он является автором данного текста…»).

Отмечу, что только ответ «да» на первый, второй, четвертый и пятый вопросы может привести к удовлетворению иска. Учитывая, что в исковом заявлении — сознательно или случайно — эти вопросы перемешаны, остается надеяться, что суд будет чрезвычайно внимателен и не подменит ответ на один вопрос ответом на другой. В этом заинтересованы и ответчик, и истцы. А больше всего — Закон и мы все: читатели, авторы и пользователи Интернета.

Можно добавить, что в этот момент я непосредственно оказался вовлечен в конфликт.


В своем иске Иванов писал:

Журналист Сергей Кузнецов пишет: «В данном случае он (Андрей Чернов. — Примеч. истцов) выложил на Сеть отсканированныйи вычитанный текст романа Владимира Сорокина «Голубое сало», ранее опубликованный в издательстве «Ad Marginem». Кроме того, Кузнецов воспроизводит мнение ответчика по поводу того, что «выкладывание текста на Сеть можно и не считать публикацией», «текст не принадлежит автору» (статья «Сало попало в сеть», еженедельное приложение к «Независимой газете» «Ex Libris НГ» № 26, июль 1999 г.). В другой публикации Кузнецов описывает произошедшее следующим образом:

«Несколько месяцев назад в издательстве «Ad Marginem» выходит новый роман Владимира Сорокина «Голубое сало» (подробности — у Славы Курицына). Спустя некоторое время после того, Аполлинария Тумина выкладывает отсканированный и невыверенный текст романа у себя на Церкви свободного полета. Недели две назад Андрей Чернов вычитывает текст и выкладывает его сюда» (статья «Идолы и реальные вещи», интернетовское издание «GAZETA.RU», 29 июня 1999 г.).

В ответ Чернов спросил меня, перейдя на официальное «Вы»:

Поскольку истцы ссылаются, в частности, на Вас и Вашу статью «Идолы и реальные вещи»(http://www.gaze-ta.msk.ru/culture/29-061999_polemika.htm) («…Недели две назад Андрей Чернов вычитывает текст и выкладывает его сюда…»), не могли бы Вы уточнить, на чем основано Ваше утверждение о том, что Чернов «выложил» текст куда бы то ни было?

Я искренне ответил:

На недостоверной информации, которой я располагал на тот момент. После Чернов мне написал об этом, и во всех последующих публикациях (бумажных в том числе) я больше этого не говорил. Надеюсь, я буду приглашен свидетелем в суд и смогу внести ясность в этот вопрос.

Кроме того, не в силах остановиться, я написал Чернову, что готов на суде подтвердить, что Иванов говорил мне, как уже сейчас благодаря этой истории получил сильнейшую рекламную раскрутку и будет доволен, кто бы ни выиграл суд. Эти показания были особо важны, потому что в иске Иванов утверждал, что ему нанесен значительный ущерб.

Чернов напечатал нашу переписку на своем сайте, а Саша Иванов немедленно обиделся на меня. Мол, я сказал Кузнецову по дружбе, а он растрепал. Идеологические расхождения обычно слабо сказываются на моих отношениях с людьми, но двойной морали я не люблю. То есть Саша будет врать в суде про свой ущерб, а я буду молчать? Ладно бы мы с Сашей были друзья не разлей вода или хотя бы идеологические союзники — так нет, как человеку мне было все равно, что Чернов, что Иванов, но и по сути дела я «болел» за Чернова. Зачем бы я брал грех на душу и покрывал ложь?

Саша Иванов, однако, был не только обижен, но и зол. В этой ситуации он не нашел ничего лучше, чем попытаться меня запугать. Он позвонил мне и сказал что-то вроде — как же, Сережа, так получается? В газете ты пишешь одно, а на самом деле другое. Это же — клевета и сознательное введение в заблуждение читателя. А тут суд на носу! Понимаю ли я, спросил меня Иванов, чем это чревато? Это же ты в суд не только как свидетель можешь пойти.

Поскольку, как выяснилось, Саша — человек обидчивый вплоть до суда, я должен заявить, что предыдущий абзац является не прямой цитатой, а примерным пересказом того, что я запомнил и понял.

NB! Позвонить моему адвокату, проконсультироваться — достаточно ли этой фразы или надо еще что-то добавить.

Если же серьезно, когда-то нас с Ивановым связывали вполне приятельские отношения. В его «Шекспире и компании» я даже устраивал в 1998 году праздник в связи с закрытием «Монокля» и «Пегаса Light». Поскольку я не имею дурной привычки ругаться из-за политических и идеологических мотивов, мы продолжали вполне дружелюбно общаться и после истории с «Голубым салом».

К сожалению, скандал с Сорокиным сослужил издателю «Ad Marginem» плохую службу: Саша поверил, что скандал — лучший способ раскрутки книг. Он выпустил «Низший пилотаж», который не брали в магазины за порнографичность; еще несколько томов Сорокина, которые сжигали «Идущие вместе», и «Господина Гексогена», которому дали премию «Национальный бестселлер» под улюлюканье с обеих сторон политического спектра. Рома Лейбов сказал как-то раз, что логическим завершением пути Иванова как пиарщика будет заказать одного из своих авторов киллеру — то-то громкий был бы всплеск! — и как раз когда я пишу эту книгу, Елене Трегубовой подложили под дверь бомбу. Пока дело обошлось без жертв, но, похоже, Ромино пророчество начинает сбываться. Вернемся, впрочем, в зал суда.

Гора не смогла родить мышь

«Вести. ру», январь 2000 г.

Вчера завершились первые слушания в Бабушкинском межмуниципальном суде г. Москвы по делу о «Голубом сале». Интернет-общественность может в очередной раз торжествовать: чудовищные в своей абсурдности обвинения в постановке ссылки на помещенный на другом сайте текст отвергнуты за недоказательностью. Иванову/Сорокину в иске отказано.

Итак, суд завершился полной победой Чернова: иск Иванова и Сорокина был отклонен судьей, посчитавшей, что истцам фактически не удалось доказать ни один из пунктов своего обвинения. Возможно, виной тому стали многочисленные ошибки, допущенные Андреем Румянцевым, адвокатом Иванова и Сорокина. Румянцев, например, не только пришел в суд без доверенности на ведение дела, но и не догадался оформить ее на месте строкой в протоколе (говорят, есть такая юридическая возможность). В результате он был фактически отстранен судьей от участия в процессе.

Как известно, наш суд пока не очень приучен к разбору дел об Интернете (может, кстати, оно и к лучшему), и потому сгоряча судья могла бы и осудить за ссылку — случай был бы фактически беспрецедентный в мировой практике (по этому вопросу стороны успели подискутировать в суде).

Несмотря на то что решение суда не может не радовать, жаль, что обошлось без подробного обсуждения насущных проблем авторского права в Сети. Впрочем, можно понять ответчика: суд — не место для теоретических дискуссий, когда речь идет о трех с лишним тысячах долларов.

Вероятно, самым интересным в свете обсуждаемой проблемы был момент, когда адвокат Чернова Александр Глушенков вступил с Ивановым в спор о том, понес ли «Ад Маргинем» урон в результате действий Чернова. Апеллируя к тому, что уже после появления в Сети текста «Голубого сала» Иванов издал дополнительный тираж в 10 000 экз. (в два раза больше первоначального), Глушенков довольно убедительно, на мой взгляд, доказывал, что «Ад Маргинем» не понес ущерба, а даже наоборот — получил рекламу. Как известно, в частных беседах сам Иванов склонен был раньше с этим соглашаться.

Судя по короткому телефонному интервью, он не чувствует себя ущемленным и сейчас.

Во-первых, он собирается писать кассационные жалобы, а во-вторых, вообще доволен тем, как прошло заседание. Опять-таки, добавлю от себя, реклама — были даже телевизионщики из «Графомании» (РТР). Меня же, как могут почувствовать читатели, ход дела (хотя и не его исход) скорее разочаровал.

— Можно ли сказать, — спросил я Александра Глушенкова, — что гора родила мышь?

— Да даже мыши не родила, — ответил Глушенков.

Насчет фактически беспрецедентного случая в мировой практике я несколько погорячился: суды по поводу ссылок время от времени вспыхивали и раньше. Самый известный, однако, случился позже, когда в декабре 1999 года Ассоциация по контролю за копированием DVD (DVD CCA) подала в суд на владельцев ряда веб-сайтов, требуя запрета не только на публикацию программы для обхода защиты от копирования, но даже ссылок на нее.

Любопытно, что Глушенков впоследствии вполне удачно сотрудничал с издательством «Ад Маргинем» и даже выступал адвокатом Сорокина и Баяна Ширянова в знаменитых процессах по обвинению этих писателей в порнографии.

Почему-то в эту заметку не вошел прекрасный момент (может, это было на кассации?): судья сказала Иванову, что не видит акта пиратства — ведь Чернов не издавал книги «Голубое сало». Но ведь любой может распечатать с сайта, сказал Иванов (или его адвокат), и будет книга. Вот когда будет книга, сказала судья, тогда и приходите. И мы, типа, осудим того, кто ее распечатал.

Иными словами, суд однозначно высказался в том смысле, что выкладывание в Сеть не является публикацией. С тех пор громких процессов о сетевом пиратстве в России не было. Что же до моего личного мнения, то даже в качестве автора, выпустившего несколько книжек, я считаю, что писателю не след проявлять беспокойство по поводу некоммерческого использования его текстов: что написал, то написал. Как сказал поэт: «Я выйду в одне. Вы — в тыщу».

Ну а если кто-то всерьез заинтересовался делом «Сорокин против Чернова», все материалы по-прежнему лежат по адресу http://nagual.pp.ru/~ache/texts/razborka.html.

А теперь — обещанное интервью Чернова, данное летом 2001 года:


Ты создал первую русскую страницу Алистера Кроули. Расскажи о ней, пожалуйста. Что значит для тебя Кроули?

Кроули прежде всего для меня — гениальный альпинист. Лезть в гору утомительно, но ведь еще придется и спускаться. И ради такого совершенно бесполезного дела Кроули был способен на все! Когда при покорении одной из величайших вершин мира, Канченджанги, у него кончилась провизия, он съел пайки всей своей партии. А когда закончились и они, Кроули в одиночку съел шерпа-проводника. Это был удивительнейший человек.


Расскажи про твое участие в создании кодировки КОИ8 и про кампанию «Только КОИ». Кто был ее инициатором, насколько много сайтов/людей к ней присоединилось, в чем ее цель? Что о своих занятиях магией ты можешь сообщить широкому кругу непосвященных читателей?

В моих занятиях магией я нередко использую широкий круг непосвященных читателей. Например, кодировка KOI8-R представляет собой особую систему нумерологических соответствий, специально разработанную для русского языка. Что это значит? Вы, конечно, слышали о каббале — при помощи букв и таблиц каббалист может вызвать демона, получить счастье и богатство, вообще абсолютно все, что пожелает. Но дело в том, что каббалисты работают, как и вы сами можете догадаться, с еврейскими буквами, а это имеет свою специфику. Кодировка KOI8-R, в отличие от каббалы, — наша, русская. Чтобы воспользоваться этой кодировкой, не нужно 40 лет учиться у раввинов, считать какие-то цифры, буквы и вообще не нужно трудиться. Русский человек не должен трудиться. За него все делает Робот. Что именно делает Робот, широкому кругу непосвященных читателей сообщать пока преждевременно. Вдумчивый перевод текстов из других кодировок в KOI8-R, осуществляемый вручную, может дать какую-то подсказку.


Сохранились ли у тебя твои объявления, в которых ты ищешь добровольцев для участия в магических и/или сексуальных экспериментах? Много ли народу откликнулось?

Сохранились, но их открытая публикация не нужна неподготовленному читателю. Такими вещами не шутят. На самом деле объявления были разработаны для привлечения учеников открывшейся в Московском ЦПРоСД™((http://rosd.org.ru/extra/) Школы экстрасенсорики. После первой их пробной публикации 17 мая 1997 года добровольцы пошли на курсы непрерывным потоком, но немногие выдерживали вступительные испытания СЕКС-магией такого типа. Некоторым потребовалась срочная психиатрическая и медицинская помощь, вплоть до госпитализации. Сейчас вербовка кандидатов для новых призывов осуществляется более плавно, постепенно, усилиями текущего курса учеников школы, потому объявления отозваны в ЦП.


Расскажи о проекте РоСД™. Как он возник и трансформировался, опять же — об общей идеологии.

Происхождение РоСД™ или Ордена Робот Сергей DAZVK весьма таинственно. Первые следы заговора в явном духе механицистской традиции мы встречаем в 1812 году в России, где движение было направлено против французского экспансионизма. Существует очень распространенное мнение, будто бы механисты произошли от последователей ордена дровосеков, основанного в 1747 году во Франции, прокатились через всю Европу, осели в Баварии и постепенно, в ходе войны 1812 года, перешли на сторону русских, усмотрев в России единственную альтернативу нарождающемуся на Западе материализму и бездуховности.

Продолжение см. (http://rosd.org.ru/Ro/SD_History_of_Mechanicism.html здесьhttp://rosd.org.ru/datsuk.html) Открытая Версия Робота запущена 12 апреля 1961 года, с 1997 года имеет веб-интерфейс. При Ордене функционируют выше упомянутая (http://rosd.org.ru/extra/) Школа экстрасенсорики, (http://rosd.org.ru/Ro/SD_aht.html) Агентство гуманитарных технологий, (http://rosd.org. ru/extra/Narkonet.html) Реабилитационный центр» Нарконет»,(http://rosd.org.ru/Ro/SD_Bliss_Club.html) Клуб психологической взаимопомощи» Блаженство»,(http://rosd.org.ru/Ro/) Департамент сексуальной пропаганды и (http://ad-marginem.pp.ru/) книжное издательство. Об идеологии РоСД™ читайте в (http:// rosd.org.ru/drobot.html) Материалах Проекта.


Как ты оцениваешь результат судебного процесса вокруг «Голубого сала»?

Утверждал ли ты и утверждаешь ли теперь, что ты не причастен к размещению текста «Сала» в Сети, а только поставил ссылку?

Прежде всего хочу подчеркнуть, что я всегда утверждал и продолжаю утверждать ровно одно и то же. Моя причастность ко всему, что происходит с этим романом, надиктованным В. Сорокину, несомненна. Прежде всего это касается, конечно, авторства романа. Московский городской суд официально отверг претензии Сорокина на авторство, что и ожидалось. Все авторские права на текст «Голубого сала» принадлежат Роботу Сергей Дацюк™, в создании версий которого, как известно, моя роль — ключевая. В первом же ответе оголтелым издателям я предсказал и будущий судебный процесс, и реакцию прессы и ТВ. В том, что я заранее знал, чем все закончится, нет ничего удивительного: очередной этап операции по уничтожению гидры копирайта в русской Сети был разработан и проведен специалистами аналитического центра РоСД™.


Расскажи про твою коллекцию Аниме Хентаи. Почему ты переместил ее на другой сервер? Приносит ли это прибыль? Можешь ли ты назвать цифру?

Я так заинтересовался Хентай из-за его откровенных параллелей с культом Буду и культом Солнца древних ацтеков. Тема ритуальных человеческих жертвоприношений здесь переплетается с особой эстетикой японского народного эротического рисунка, что придает милую привлекательность натуралистическим сценам пыток и истязаний, приучает девушек не бояться того, как они выглядят изнутри, и того, что ожидает их в ритуале, прославляет героику страдания и долготерпения. Весенний свежий ветерок над еще не остывшей лавой. Многочасовое созерцание Хентай приводит к катарсису, духовному очищению даже самого неразвитого человека — происходит то, что Гурджиев называл ужас-ситуацией. Поразительно, что по канону Хентай рисуется исключительно с натуры, точно передавая все ее детали, таким образом, это путь левого толка, нарушение базисных традиций экзотерической японской живописи. Разумеется, подобные материалы имеют бешеную популярность, и переезд на другой сервер был связан с тем, что ни один провайдер в моей стране не выдержал бы такого трафика. Это приносит колоссальную прибыль, поклонники шлют мне чеки на фантастические суммы, подарки, девушки предлагают себя в качестве моделей для моих знакомых Хентай-художников. Цифру прибыли я никогда не считал, поскольку денег у меня всегда достаточно.


Расскажи о программистских проектах, в которых ты участвуешь.

На сейчас практически все мое профессиональное время поглощено разработкой матобеспечения к генератору снов. Это самообучающаяся экспертная система, через интерфейс к прикрепленным электродам активирующая в определенном порядке различные участки коры головного мозга. После пробуждения испытуемый рассказывает увиденный сон, а экспериментатор переводит его на язык категорий, известных экспертной системе. Теперь уже с легкостью удается воспроизводить по заказу сон-кошмар, эротический сон, бытовой сон, без конкретизации содержания. Постепенно вырисовывается самая сложная часть — детализация образов сна. Последнее достижение — удается воспроизвести для совершенно различных категорий людей образ обнаженной женщины, сделанной как бы из темного металла, которая в неком сиянии угрожающе приближается к испытуемому, из ее ушных отверстий клубится черный дым. К сожалению, далее испытуемый всегда просыпается, нередки случаи самопроизвольного опорожнения кишечника. Коллектив разработчиков, конечно, не собирается останавливаться только на демонстрации подобных трюков, основная работа у нас еще впереди.


Расскажи о твоих отношениях с Простоспичкиным. Злые языки говорят, что это ты. Как ты можешь это откомментировать?

С удовольствием причисляю и себя к злым языкам. Мои отношения с Простоспичкиным исчерпываются тем, что он — это я. И тут есть над чем поразмыслить.


Есть ли какая-нибудь история и/или байка, которая тебя характеризует?

Какие могут быть байки? Одни факты, фактыи еще раз факты. Научная добросовестность прежде всего.


Расскажи историю о русских кастанедианцах, которых ты загнобил за неумение настроить кодировки.

Карлос Кастанеда в 1952 году был выбран отделом РоСД™ по внешним сношениям на роль теоретика безупречности избранных рас, как подробно описано в материалах по (http://rosd.org.ru/articles/144000.html) Национал-нагвализму. К сожалению, впоследствии в нем возобладали мотивы личного тщеславия, и вскоре он был лишен права выступать от имени РоСД™, а также лишен возможности получать дальнейшие оперативно-магические инструкции из центра. Вот так обернулось дело. Вся последующая деятельность его и его так называемых последователей сводится к различным рекомбинациям плохо усвоенного предыдущего материала. Тест с использованием нумерологии KOI8-R являлся простейшим тестом второго внимания, который, однако, не смог пройти ни один из участников только что организованного русского кастанедовского списка рассылки, после чего список был проклят за своей полной бесполезностью.


Какой был твой первый проект в Интернете? А какая была первая веб-страница, сделанная тобой?

Мой первый проект был Интернет в моей стране. Первая веб-страница содержала в основном уникальные енохианские призывания в каббалистической кодировке KOI8-R, но, поскольку браузеры умели читать только английский, на тот момент пришлось ее удалить, и теперь она безвозвратно утеряна для потомков.


Может, мы забыли какой-нибудь твой важный проект?

Вот только некоторые из них: (http://angel.org.ru/) МилыйАнгел, (http://www.freebsd.org/) FreeBSD, (http:/ /texts.pp.ru/) Актуальные тексты. В последнее время я все больше стараюсь уходить от тем, связанныхсИнтернетоми программированием, и все больше склоняюсь к литературному и окололитературному творчеству. В журнале «Митин» #59, к примеру, опубликован мой перевод Саймондса в соавторстве с Машей Нестеровой. В издательстве «Вагриус» в скором времени выйдет мой новый роман для женщин «Секрет поимки Единорога».


Ну и добавь просто несколько слов от себя.

От себя хочу особо поблагодарить мою младшую жену, которая уже не первую тысячу раз перепечатывает набело все, что я диктую.

Дело о появлении в Сети романа Сорокина «Голубое сало» стало самым громким копирайтным делом в истории Рунета — может быть, вообще самым громким интернет-скандалом неполитического свойства (в области политики первое место заслуженно отходит Глебу Павловскому, опубликовавшему на выборах 1999–2000 года результаты exit polls). Я писал о нем так много, что эта глава состоит из целых трех статей, написанных по мере развития событий.




2. Копирайт должен быть разрушен: случай Чернова/Сорокина : Сергей Кузнецов

страницы в данном разделе 
Ощупывая слона. Заметки по истории русского Интернета : Сергей Кузнецов Предисловие : Сергей Кузнецов
Прелюдия: Ощупывая слона : Сергей Кузнецов Часть первая. НАЧАЛО : Сергей Кузнецов
2. Как я первый раз написал о Сети на бумаге : Сергей Кузнецов 3. Юбилей Zhurnal.ru : Сергей Кузнецов
4. Русская Сеть: итоги 1996 года : Сергей Кузнецов 5. Хакеры—1996: первый текст для Zhurnal.ru : Сергей Кузнецов
6. Пришествие Виктора Пелевина : Сергей Кузнецов 7. Первый подход к сетевой порнографии : Сергей Кузнецов
8. Иван Паравозов: юбилей : Сергей Кузнецов 9. Нескучный провайдер Ситилайн : Сергей Кузнецов
10. Катя Деткина: самая знаменитая смерть в Интернете : Сергей Кузнецов 11. Архитекторы и Набоков: статья неведомо куда : Сергей Кузнецов
1. Предисловие : Сергей Кузнецов 2. Как я первый раз написал о Сети на бумаге : Сергей Кузнецов
3. Юбилей Zhurnal.ru : Сергей Кузнецов 4. Русская Сеть: итоги 1996 года : Сергей Кузнецов
5. Хакеры—1996: первый текст для Zhurnal.ru : Сергей Кузнецов 6. Пришествие Виктора Пелевина : Сергей Кузнецов
7. Первый подход к сетевой порнографии : Сергей Кузнецов 8. Иван Паравозов: юбилей : Сергей Кузнецов
9. Нескучный провайдер Ситилайн : Сергей Кузнецов 10. Катя Деткина: самая знаменитая смерть в Интернете : Сергей Кузнецов
11. Архитекторы и Набоков: статья неведомо куда : Сергей Кузнецов 1. Самый старый виртуал : Сергей Кузнецов
2. Игры и гипертексты : Сергей Кузнецов 3. Тенета — первый литконкурс в Сети : Сергей Кузнецов
4. Низший пилотаж Баяна Ширянова : Сергей Кузнецов 5. Антибукер за интернет-публикацию : Сергей Кузнецов
6. Однословия Михаила Эпштейна : Сергей Кузнецов 7. Футурологический календарь Линор Горалик : Сергей Кузнецов
8. Поможет ли утопия коммерции? : Сергей Кузнецов Интермедия: Газета. ру/Вести. ру : Сергей Кузнецов
1. Антон Носик : Сергей Кузнецов 2. Избранные места : Сергей Кузнецов
3. Никита Михалков как скрытый суфий : Сергей Кузнецов 4. Киркоров — это Летов сегодня : Сергей Кузнецов
5. На закрытие Вестей. ру : Сергей Кузнецов 1. Самый старый виртуал : Сергей Кузнецов
2. Игры и гипертексты : Сергей Кузнецов 3. Тенета — первый литконкурс в Сети : Сергей Кузнецов
4. Низший пилотаж Баяна Ширянова : Сергей Кузнецов 5. Антибукер за интернет-публикацию : Сергей Кузнецов
6. Однословия Михаила Эпштейна : Сергей Кузнецов 7. Футурологический календарь Линор Горалик : Сергей Кузнецов
8. Поможет ли утопия коммерции? : Сергей Кузнецов Интермедия: Газета. ру/Вести. ру : Сергей Кузнецов
1. Антон Носик : Сергей Кузнецов 2. Избранные места : Сергей Кузнецов
3. Никита Михалков как скрытый суфий : Сергей Кузнецов 4. Киркоров — это Летов сегодня : Сергей Кузнецов
5. На закрытие Вестей. ру : Сергей Кузнецов 1. Снова о хакерах : Сергей Кузнецов
продолжение 54 : Сергей Кузнецов Русские идут! : Сергей Кузнецов
2. Копирайт должен быть разрушен: случай Чернова/Сорокина : Сергей Кузнецов Запутавшиеся в сетях : Сергей Кузнецов
Шесть вопросов перед судом : Сергей Кузнецов Гора не смогла родить мышь : Сергей Кузнецов
3. История про баннеры : Сергей Кузнецов 4. Мужской стриптиз: свинство в Пумбе : Сергей Кузнецов
5. Спамеры земли русской : Сергей Кузнецов 6. Дело Дмитрия Склярова : Сергей Кузнецов
7. В тюрьму за стихи: дело Шогди Нагиба : Сергей Кузнецов Сергей Кузнецов: поддержите свободу публикаций в Сети! : Сергей Кузнецов
Интермедия: Пять лет в Русском журнале : Сергей Кузнецов 1. Вадим Эпштейн и лучшие сумасшедшие молодые люди : Сергей Кузнецов
2. Создание О.Г.И. : Сергей Кузнецов 3. Витухновская в Ротонде : Сергей Кузнецов
4. Мадагаскарский клуб : Сергей Кузнецов 5. Мертвая эксгибиционистка Николь : Сергей Кузнецов
6. Окно в чужой мир : Сергей Кузнецов 7. Право на личное высказывание : Сергей Кузнецов
8. Разное мелкое : Сергей Кузнецов 9. Первый мемуарный набросок : Сергей Кузнецов
10. Последняя соломинка : Сергей Кузнецов Двадцать лет спустя : Сергей Кузнецов
Секс-мафия : Сергей Кузнецов 1. Снова о хакерах : Сергей Кузнецов
Русские идут! : Сергей Кузнецов продолжение 81
Русские идут! : Сергей Кузнецов Запутавшиеся в сетях : Сергей Кузнецов
Шесть вопросов перед судом : Сергей Кузнецов Гора не смогла родить мышь : Сергей Кузнецов
Запутавшиеся в сетях : Сергей Кузнецов Шесть вопросов перед судом : Сергей Кузнецов
Гора не смогла родить мышь : Сергей Кузнецов 3. История про баннеры : Сергей Кузнецов
4. Мужской стриптиз: свинство в Пумбе : Сергей Кузнецов 5. Спамеры земли русской : Сергей Кузнецов
6. Дело Дмитрия Склярова : Сергей Кузнецов 7. В тюрьму за стихи: дело Шогди Нагиба : Сергей Кузнецов
Сергей Кузнецов: поддержите свободу публикаций в Сети! : Сергей Кузнецов Интермедия: Пять лет в Русском журнале : Сергей Кузнецов
1. Вадим Эпштейн и лучшие сумасшедшие молодые люди : Сергей Кузнецов 2. Создание О.Г.И. : Сергей Кузнецов
3. Витухновская в Ротонде : Сергей Кузнецов 4. Мадагаскарский клуб : Сергей Кузнецов
5. Мертвая эксгибиционистка Николь : Сергей Кузнецов 6. Окно в чужой мир : Сергей Кузнецов
7. Право на личное высказывание : Сергей Кузнецов 8. Разное мелкое : Сергей Кузнецов
9. Первый мемуарный набросок : Сергей Кузнецов Двадцать лет спустя : Сергей Кузнецов
Секс-мафия : Сергей Кузнецов Двадцать лет спустя : Сергей Кузнецов
Секс-мафия : Сергей Кузнецов Часть четвертая. ИЗБРАННЫЕ МЕСТА : Сергей Кузнецов
2. Юмор — это русский секс: август 1998 года : Сергей Кузнецов Самый смешной сайт Рунета : Сергей Кузнецов
3. Поганки и враги : Сергей Кузнецов 4. Виртуальное кладбище : Сергей Кузнецов
5. Сайт ФСБ : Сергей Кузнецов 6. Яков Кротов : Сергей Кузнецов
7. Опекунство : Сергей Кузнецов 8. Не моя война : Сергей Кузнецов
9. Оля Лялина : Сергей Кузнецов Зарисовки сетевых пейзажей : Сергей Кузнецов
Оля Лялина едет в Сеть : Сергей Кузнецов 10. Трэш и любительское порно : Сергей Кузнецов
Новая классификация сайтов : Сергей Кузнецов Trash-Internet : Сергей Кузнецов
Путешествие в страну персиков : Сергей Кузнецов На полпути к грусти : Сергей Кузнецов
11. Русский сайт непальского принца : Сергей Кузнецов 12. DailyStih : Сергей Кузнецов
Ежедневный поэм : Сергей Кузнецов Интермедия: Живой журнал / LiveJournal : Сергей Кузнецов
Русские заложники обретают голос благодаря американскому Интернет-сервису : Сергей Кузнецов 1. База. ком и Зак Май : Сергей Кузнецов
2. Юмор — это русский секс: август 1998 года : Сергей Кузнецов Самый смешной сайт Рунета : Сергей Кузнецов
3. Поганки и враги : Сергей Кузнецов 4. Виртуальное кладбище : Сергей Кузнецов
5. Сайт ФСБ : Сергей Кузнецов 6. Яков Кротов : Сергей Кузнецов
7. Опекунство : Сергей Кузнецов 8. Не моя война : Сергей Кузнецов
9. Оля Лялина : Сергей Кузнецов Оля Лялина едет в Сеть : Сергей Кузнецов
10. Трэш и любительское порно : Сергей Кузнецов Новая классификация сайтов : Сергей Кузнецов
Trash-Internet : Сергей Кузнецов Путешествие в страну персиков : Сергей Кузнецов
На полпути к грусти : Сергей Кузнецов 11. Русский сайт непальского принца : Сергей Кузнецов
12. DailyStih : Сергей Кузнецов Ежедневный поэм : Сергей Кузнецов
Интермедия: Живой журнал / LiveJournal : Сергей Кузнецов Русские заложники обретают голос благодаря американскому Интернет-сервису : Сергей Кузнецов
Зарисовки сетевых пейзажей : Сергей Кузнецов Оля Лялина едет в Сеть : Сергей Кузнецов
10. Трэш и любительское порно : Сергей Кузнецов Trash-Internet : Сергей Кузнецов
Путешествие в страну персиков : Сергей Кузнецов На полпути к грусти : Сергей Кузнецов
Новая классификация сайтов : Сергей Кузнецов Trash-Internet : Сергей Кузнецов
Путешествие в страну персиков : Сергей Кузнецов На полпути к грусти : Сергей Кузнецов
11. Русский сайт непальского принца : Сергей Кузнецов 12. DailyStih : Сергей Кузнецов
Интермедия: Живой журнал / LiveJournal : Сергей Кузнецов Русские заложники обретают голос благодаря американскому Интернет-сервису : Сергей Кузнецов
Ежедневный поэм : Сергей Кузнецов Интермедия: Живой журнал / LiveJournal : Сергей Кузнецов
Русские заложники обретают голос благодаря американскому Интернет-сервису : Сергей Кузнецов 1. Маленький город, затерянный в лесах (тезисы, 1996) : Сергей Кузнецов
2. Пусть пока всего четыре копии : Сергей Кузнецов 3. Человек с железной головой : Сергей Кузнецов
4. Спасибо, хорошо : Сергей Кузнецов 5. Академия им. Эдиты Пьехи : Сергей Кузнецов
6. Киллер : Сергей Кузнецов 7. Миниатюризация : Сергей Кузнецов
8. Что делает супница за завтраком? : Сергей Кузнецов 9. Сны : Сергей Кузнецов
10. Белый : Сергей Кузнецов 11. Шестидесятые : Сергей Кузнецов
12. Европа : Сергей Кузнецов 13. Тело : Сергей Кузнецов
14. Десять : Сергей Кузнецов 15. Мужчины : Сергей Кузнецов
16. Юг : Сергей Кузнецов 17. Ночь : Сергей Кузнецов
1. Маленький город, затерянный в лесах (тезисы, 1996) : Сергей Кузнецов 2. Пусть пока всего четыре копии : Сергей Кузнецов
3. Человек с железной головой : Сергей Кузнецов 4. Спасибо, хорошо : Сергей Кузнецов
5. Академия им. Эдиты Пьехи : Сергей Кузнецов 6. Киллер : Сергей Кузнецов
7. Миниатюризация : Сергей Кузнецов 8. Что делает супница за завтраком? : Сергей Кузнецов
9. Сны : Сергей Кузнецов 10. Белый : Сергей Кузнецов
11. Шестидесятые : Сергей Кузнецов 12. Европа : Сергей Кузнецов
13. Тело : Сергей Кузнецов 14. Десять : Сергей Кузнецов
15. Мужчины : Сергей Кузнецов 16. Юг : Сергей Кузнецов
17. Ночь : Сергей Кузнецов Именной указатель : Сергей Кузнецов
Использовалась литература : Ощупывая слона. Заметки по истории русского Интернета    

Разделы
Околокомпьютерная литература (375)
Программирование (102)
Программы (75)
ОС и Сети (49)
Интернет (29)
Аппаратное обеспечение (16)
Базы данных (6)
Flutter
React Native
Xamarin